Олеся Луконина (lisa_dv) wrote in ru_cats,
Олеся Луконина
lisa_dv
ru_cats

Categories:

Перекрёсток



Санька — девиантный подросток, и Яська, её младшая сестра, тоже. Так говорит Чиф.

— Это не дом, это сраный детдом для девиантных подростков, — ворчит он, и вздыхает, и потирает ладонью широкую грудь под тельняшкой, и раскладывает еду по мискам.

Наверно, у него мало денег, чтобы прокормить такую ораву, думает Санька с беспокойством. Не выгнал бы обратно на улицу.

Хотя нет, не выгонит. Он добрый. Добрый дурак, как говорят про него соседи. Столько дармоедов понабрал.

Но ведь он живёт на Перекрёстке.

Сама Санька, чтобы прокормиться, когда-то воровала и попрошайничала. Как и каждый из них, из пятерых. Давным-давно, до прошлой смерти. Тогда её угнали в Германию, и она работала на фрау Анну Вебер, чистила её свинарник и там же спала, пока война не прикатилась обратно к фрицам. В дом фрау Вебер попала бомба, и Санька убежала. Она пробиралась обратно в Россию, да ещё и Яську с собой тащила, которую нашла под развалинами в одном польском городке. Но до России они так и не добрались. Только до Перекрёстка. Потому что их застрелили психованные фрицы-дезертиры, которым Санька не дала.

Феля молча смотрит из-за угла раскосыми улыбчивыми глазами Будды. У него роскошная светлая грива, в которой застревает расчёска. Вот ему Санька за одну эту гриву дала бы. Он красивый был, Феля, – давным-давно, до прошлой смерти. А сейчас вон Чиф возюкается с ним, причёсывает и снова ворчит, что Феля, мол, такой здоровенный лоб, а не умеет за собой следить. Принц помойки! Хотя он на самом-то деле не принц, а князь. Наследник какого-то там дворянского рода. Он в гражданскую погиб, когда их усадьбу в Крыму дотла сожгли, а Феля со своей мамой пытались в Петроград пробраться. Сперва его мама от холеры умерла, а потом и сам Феля. Так он и попал к Чифу.

А Пшик всё время нудит тонким голосом. Сварливый, как старик. И любит тепло. Он промёрз на улице и жмётся к батарее, часами сидит возле неё, сгорбившись, и огрызается на всех. Девки его особенно бесят, то есть Санька с Яськой. Наверно, какая-нибудь девка его сильно обидела. Давным-давно, до прошлой смерти. Сильнее, чем мать, которая бросила его в роддоме. Чем-то он ей не зашёл. Это ещё при Брежневе было, Леониде Ильиче. А в девяностые, когда повсюду начались братковские разборки, Пшика и подстрелили. Один деловой себе на подхват детдомовских набрал, а его конкуренты беспредельную пальбу устроили. Вот Пшика и вынесло на Перекрёсток.

Всем тут от него достаётся, от бандюка бывшего, так наподдаст, что будь здоров, летишь, кувыркаясь, и воешь. Пока Чиф не подскочит и не гаркнет:

— Ти-ха! Оболтусы! По жопе захотели? Девианты сраные! Работать не даёте!

Чиф делает какой-то проект, чтобы зашибить бабла, и не выносит, когда его отвлекают.

В такие минуты один только Цициг может к нему подольститься, умильно хмылясь. Цициг бойкий, как чёрт, бесстрашный, весёлый и наглый, чему и отсутствие левого глаза не мешает. Чиф долго с ним возился, антибиотики колол, капельницы ставил, боялся, что тот не выживет. Но Цициг выжил, шустряк. Должно быть, кто-то крепко за него молился – давным-давно, до прошлой смерти. Которая случилась, когда Цициг выскочил из канализационного люка у вокзала в разбомблённом Грозном и швырнул бутылку с зажигательной смесью в БТР. Тот загорелся, но Цицига скосила автоматная очередь с брони. И он угодил прямиком к Чифу на Перекрёсток. Уже без глаза.

— Тех, кто был особо боек, прикрутили к спинкам коек, — бурчит Чиф, наливая себе кофе. — Спать ложитесь, девианты. Я ещё чуток ленту почитаю и тоже лягу.

— Мр, — говорит Санька.

— Мр, — говорит Цициг.

— Мр, — говорит Яська.

— Мр, — говорит Пшик.

— Мр, — говорит Феля.

Они и вправду были когда-то девиантными подростками. То есть уличными детьми. Беспризорниками. Давным-давно, до прошлой смерти. Каждый из них погиб на перекрёстке каких-нибудь дорог.

Дорог-то много.

И стали они из уличных детей — уличными котами.

А потом их собрал под своей крышей Чиф.

Они помнят, кем были раньше. Будут помнить всегда.

Как и Чиф, который до прошлой смерти был большим полосатым бродячим котом.

Сбитым машиной на Перекрёстке.


Портеры геров:

Саня-Кисаня


Феликс


Яська


Цициг


Пшик
Tags: котоистории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments